Первый миф экономического образования состоит в том, что все довольны его уровнем

Давайте говорить откровенно: любого, кто пришел в школу бизнеса не за дипломом, а за знаниями, удручает уровень современной управленческой науки. Академическая наука больше занята созданием собственных теорий, чем изучением реальной практики, а практическая ценность этих абстрактных построений для реальных предпринимателей профессоров совершенно не интересует.

Современные учебники менеджмента полностью лишены адекватных примеров. В них совершенно не рассматривается, не изучается, не анализируется опыт реальных предпринимателей. Профессора даже не пытаются разобраться в жизни практического бизнеса, они в лучшем случае используют врезки с примерами «из реальной жизни» исключительно для иллюстраций своих построений. Все же другие примеры, которые невозможно притянуть к теории менеджмента даже за уши, либо игнорируются, либо искажаются для неузнаваемости. В итоге уровень знаний даже лучших выпускников МВА о реальном бизнесе просто пугает. И чему удивляться, если их учат такие профессора и по таким учебникам!

Вот, например, какого «внимания» удостоился Генри Форд (первый, разумеется).

Профессор Чандлер, из книги «Классики менеджмента»:
«Форд недостаточно серьезно относился к проблемам совершенствования техники, теории менеджмента и организаций. Он с предубеждением относился к инженерам с высшим образованием, и его компания формировалась и управлялась довольно бессистемным образом (который в наши дни мог бы быть назван научно-исследовательской деятельностью). Мало что делалось для организации учета на конкретных линиях, явно недостаточное внимание уделялось рекламе, а подходы к управлению персоналом варьировались от применения передовых методов просвещенного патернализма до откровенно параноидальных форм принуждения.
Хотя имя Форда часто ассоциируется с научным менеджментом Тейлора, какие-либо свидетельства того, что промышленник находился под непосредственным воздействием какой-либо современной ему передовой управленческой теории, отсутствуют. Хотя к 1920 году он действительно создал в высшей степени рациональную и прекрасно организованную систему производства. Его периодические попытки личного управления нередко приводили к тяжелым последствиям.
С возрастом Форд все реже шел на компромиссы, и присущие ему недостатки управления людьми (которые всегда были очевидны) приобрели катастрофический характер. Начиная с 1910 года, он уволил большинство наиболее способных специалистов, едва не разрушив свою компанию.
По крайней мере, с точки зрения специалистов по менеджменту конца XX века, Форд не был выдающимся инженером или предпринимателем, а скорее, должен рассматриваться как незаурядный координатор и стремящийся к саморекламе импресарио, умело воспользовавшийся многими существовавшими в то время тенденциями. Он был человеком, чьи недостатки в последние 25 лет жизни как в плане общего ухудшения поведения и отношения к делам, так и с точки зрения растущего коммерческого и технического консерватизма, становились все более и более заметными. Основная доля первоначального успеха Форда, достигнутого им до 1915 г., с полным основанием приписывается усилиям Джемса Коузенса — коммерческого гения Ford Motor Corporation».

Чудесно, не правда ли? Вот только у любого вменяемого человека, когда он слушает подобные описания деятельности Г. Форда, сразу же возникает ряд вопросов:

  1. Как Форд при таких жутких управленческих недостатках сумел создать и вывести в лидеры свою компанию. К 1927 г. предприятие стало воплощением всех идей Форда о независимости: собственные месторождения руды и каменного угля, лесные участки, каучуковые плантации, лесопильные и стекольные заводы, литейные и сталепрокатные предприятия — все это доставлялось на собственных пароходах и по собственным железным дорогам.
    Вся эта деятельность осуществлялась за счет прибылей от реализации модели «Т» без единого цента заемных средств.
    Эта колоссальная корпорация жива до сих пор. А ведь Форд был далеко не единственным предпринимателем, который занимался автомобильным бизнесом. В начале ХХ века в США было больше сотни фирм, пытавшихся заниматься автомобилями. Получается, что остальные были еще хуже?
  2. Если Форд столь многое делал неправильно, то для того, чтобы его компания не разорилась, он должен был бы делать что-то сверхэффективно, чтобы компенсировать свои управленческие проколы. Что Форд делал лучше остальных? За счет чего он выжил, когда другие разорились? Что конкретно для этого делал Форд и почему этого не смогли повторить все остальные?
  3. Форд создал свою империю, не занимая денег. Как он это умудрился сделать? Как управлял деньгами, как назначал цены?
  4. Форд действительно не любил людей с высшим образованием, заявляя, что оно «отбивает у людей желание думать». Он с предубеждением относился к людям с высшим техническим образованием, а гуманитариев и экономистов ни во что не ставил. Но как он сумел обойтись без них?
    Ведь производство автомобилей тогда было гораздо сложнее, чем сейчас (еще не было современных материалов, не было станков с ЧПУ и автоматических линий). А производство — это точность, это контроль допусков, это умение читать чертежи… А если вспомнить, что компания Форда выпускала даже самолеты, становится жутко интересно, как и где он нанимал и готовил себе сотрудников.
  5. «Плохой управленец» Форд покупает железную дорогу, потому что устал от постоянных срывов поставок. Что он делает такого, что железная дорога «вдруг» перестает быть убыточной, а ее эффективность возрастает в 14 раз? Что именно в ее работе он изменил и как сумел справиться с совершенно новым, сложным, крупным предприятием? И т. д.

У любого думающего человека не могут не возникнуть подобные вопросы. Любого предпринимателя не могут не заинтересовать ответы на них, но ответы на эти вопросы совершенно бесполезно пытаться искать в учебниках по менеджменту. Профессорам это неинтересно…

Форду еще «повезло», его хотя бы упомянули. О существовании других предпринимателей высшая управленческая наука, похоже, вообще не догадывается.

Попробуйте поговорить с выпускником элитного вуза и задать ему следующие вопросы:

  1. Почему «Ростикс» — это не McDоnald’s, а «Идеальная чашка кофе» — совсем не Starbucks?
    Только не надо простых и недалеких ответов из серии «они начали первыми, вот и преуспели…»
    На самом деле они ведут свой бизнес совершенно по-другому. У них разные ориентиры, разная шкала ценностей, абсолютно разные управленческие подходы. В чем заключаются эти отличия? Четко, детально, по списку… Какие из этих отличий являются принципиальными?
  2. Как Кампрад создал IKEA? Товарное направление IKEA, мягко говоря, не уникально. Но у него получается, а у других — не очень. IKEA не берет кредитов, IKEA живет только на 50% прибыли, а вторую половину откладывает в семейный фонд и инвестирует в недвижимость. Если не знать некоторых особенностей данного бизнеса, никогда не понять причины успеха именно этой компании.
  3. Почему детище Сэма Волтона значительно более сильные на тот момент конкуренты не смогли задавить в зародыше? Бизнес Wal-Mart совсем не уникален. Но именно Wal-Mart — крупнейшая компания в мире. Это сейчас она может просто давить своим объемом, но как она доросла до него? Почему у нее получилось, а у других нет? И, кстати, в каких направлениях бизнеса Wal-Mart потерпел неудачу? Что не сработало, несмотря на все затраченные усилия, и от чего пришлось отказаться?
  4. Почему когда все авиаперевозчики мира теряют деньги, Southwest и RyanAir работают с прибылью и расширяют бизнес? Чем их бизнес-модель кардинально отличается от других? Поиск ответа на этот вопрос — совсем не пустая умственная забава, именно незнание ответа на него уже погубило всех российских малобюджетных перевозчиков. Самое обидное состоит в том, что они были обречены изначально
  5. Что такого делает Майкл Делл, что у него получилось создать ведущую мировую компанию по производству компьютеров? Dell контролирует до 93% (!) рынка корпоративных продаж в США. Почему, за счет чего он выжил и развился там, где другие «пролетели»? Что знает и умеет делать врач-недоучка Делл, но не могут понять и сделать наши маститые зеленоградские академики?
  6. Мировая стальная индустрия в кризисе. При этом кризис не затронул компанию Nucor.
    Она развивается, она прибыльна. Она производила и производит сталь в США. Что такого они делают по-другому? Чем отличаются их технологии, их подходы к управлению людьми и деньгами от остальных? Возможно ли их бизнес клонировать?
  7. Как Уоррен Баффет умудряется управлять своими компаниями? Как он стал величайшим инвестором в мире? От чего он сознательно отказался, к чему стремился? Какой способ бесплатного финансирования развития своей империи он нашел? Как относится к современной экономической теории и от чего всех предостерегает открытым текстом?

И т. д., и т. д., и т. д.

В окружающем нас мире очень много интересного и поучительного. Беда только в том, что этот мир прошел мимо современных гуру управления, совсем не оставив следа ни в их головах, ни в их учебниках. Подобная оторванность от реального мира автоматически переносится в головы студентов, поэтому многочисленные «залеты» обладателей престижных экономических дипломов перестают удивлять.

Именно практика интересует всех в первую очередь, а теория должна быть ее обобщением.
Только тогда теория полезна и необходима. Это и наблюдается во всех нормальных науках, хотя начетчиков и болтунов везде хватает. Но только в экономической «науке» и менеджменте болтуны и начетчики смогли полностью вытеснить практиков.

Устав надеяться, что школы бизнеса хоть когда-нибудь исправятся, в 1997 году возникла идея создать новую управленческую науку, не отталкиваясь от общефилософских и психологических принципов, а на основе детального анализа реального бизнеса. К 1999 году эта инициатива воплотилась в создание компании Owner Consulting, а с 2001 года материалы и наработки компании стали доступны для слушателей.